СЕГОДНЯ — 15 НОЯБРЯ – ЕВРОПЕЙСКИЙ ДЕНЬ МУЗЫКАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Почувствуйте силу музыки и пения на одном простом примере.

Из воспоминаний Бориса Григорьевича ЮСФИНА, бывшего члена АМПП

Чудесное исцеление

          Многое из того, что современные музыкотерапевты предлагают как свои открытия, чуть ли не как последнее слово (надо ли приводить примеры!), было известно с незапамятных времен, широко и вполне успешно применялось в лечебной практике многих народов.

Сегодня, в эпоху широкого и многопрофильного развития музыкотерапии как самостоятельного раздела психотерапии и медицины, представляется более чем уместным вспомнить   том, что создано народами мира в этой сфере помощи человеку.Могу сослаться и на свой скромный опыт.

В моей практике полевого музыканта-этнографа я неоднократно встречался со случаями использования музыки в медицинских целях. Среди них бывали и совершенно загадочные исто-рии, внятного объяснения которых, насколько могу судить,нет в медицинской науке до сих пор.Из своих наблюдений я выбрал несколько эпизодов, очевидцем которых я был, и за достоверность которых отвечаю.

Хотя они, честно говоря, и оставляют вопросы и заставляют серьёзно задуматься над их природой. И, шире, – над возможностями музыки, которые всё ещё остаются далеко не в полную меру известными, осмысленными и используемыми в практике профессиональной музыкотерапии.

1945 год. Случилось это в последние месяцы Отечественной войны. Ещё не будучи военнообязанным, я сбежал на  фронт, где меня приняли в охрану прифронтового госпиталя (ППГ).

Однажды в госпиталь поступили около десятка тяжело раненых солдат. Часть из них – тех, кто был транспортабелен – отправили в тыловую службу. Остальных оставили у нас. Надежд на их выздоровление было немного. Как сказал  главный хирург госпиталя:

— Только чудо может сохранить им жизнь. Медицина здесьбессильна. За неделю, что они пролежали, один солдат и в самом деле скончался.

Однажды, проходя мимо палатки, где лежали раненые, я услышал непонятное гудение. Подойдя ближе иприслушавшись, я понял: солдаты хриплыми голосами  пели старинную русскую протяжную песню «Эко сердце,эко бедное моё». Их голоса, странно сливаясь, звучали как отдаленный орган. Они пели – если то, что они делали, можно было назвать пением – тихо и ровно. В их пении не было ничего внешнего. Я бы рискнул сказать,что в нём не было и голоса; так могли звучать только отчаяние и безнадёжность. Не рискую как-то оценить созвучание их голосов. Не могу сказать – сливались ли они, пели ли они одноголосно или разветвлялись на подголоски.

Услышав непонятные звуки, доносившиеся из палатки,  операционная сестра побежала за начальником госпиталя.По дороге её остановил парторг:

— Чего они воют как волки? Они будоражат раненых. Заткните им глотки!..

Его реплику услышал главный хирург.

— Пусть поют. Им уже ничем не поможешь. Так они прощаются с жизнью…

С тех пор добрую неделю то и дело из палатки доносилось это странное, почти мистическое гудение. А ещё через неделю выяснилось, что почти все они пошли на поправку.

Что спасло солдат? Добрые руки медиков, которые продолжали делать всё возможное и невозможное? Или, всё-таки – родные русские песни, исполненные красоты, мудрости и надежды, давшие им веру в жизнь? Сказать по правде – не знаю. Но знаю другое: солдаты, которых увезли в тыловой госпиталь с более легкими ранениями, где к тому же и медицина была выше, и условия лучше, – все они умерли от ран. Тогда как наши солдаты, с тяжелыми, можно сказать, несовместимыми с жизнью ранениями – выжили…

Опубликовано в журнале «Музыкальная психология и психотерапия»  № 5(20) / 2010 г.,

Узнайте всё о музыкальной терапии на сайтах.

www.music-health.ru и www.ampp.ru

Если вам понравилось - поделитесь с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники